«Педагогический зуд реформаторства» и мнение «Аlma Mater – образование»

11.04.2008 

Реформа образования«Педагогический зуд реформаторства» – так называлась посвящённая реформе образования критическая статья Анатолия Рубинова. Учитывая статус А. Рубинова и газеты «Советская Белоруссия», статья может иметь значительные последствия. Проект «Аlma Mater – образование» обращался к теме реформирования белорусского образования, поэтому статья представляет для нас особый интерес. Ознакомимся с мнением автора.

Обратимся к основной части статьи. А. Рубинов напоминает ситуацию, сложившуюся в начале 1990-х годов: «Страна – в развале, зарплата учителей ничтожная, многие из них уходят в коммерческие сферы. Денег на школьное оборудование нет, школы обветшали, пионерская и комсомольская организации развалились, и соответственно воспитательный процесс подорван. Наши «свядомыя» энергично влезают в учебники по истории и заменяют одну историю на другую».

На наш взгляд, развал пионерской и комсомольской организаций не стоит представлять некоей трагедией. Воспитательный процесс имеет место во всём мире и, как правило, успешно реализуется без подобных организаций. К тому же их деятельность (особенно комсомола) в 1970 – 1980-х годах приобрела формальный и показушный характер. Переписанные учебники по истории? Да, белорусские дети увидели в них не безликие народные массы, не классовую борьбу и не «исторические решения» очередного съезда КПСС. Вместо этого они подробно начали изучать Полоцкое княжество, услышали о Льве Сапеге и Вацлаве Ластовском, узнали о репрессиях. Это минус? Это большой плюс!

Зато критика автором мероприятий реформы представляется логичной, оправданной и конструктивной. Во-первых, это 10-балльная система оценок. «Может быть, новая система не хуже прежней, но и не лучше… – отмечает А. Рубинов. – Европейцы едят вилками, а китайцы и японцы – палочками. Что лучше – первый или второй метод? Оба одинаково эффективны, каждый из них полностью обеспечивает решение задачи… при постановке вопроса о замене одной системы на другую надо учитывать, что сам переход потребует определённых затрат и сопряжён с издержками. И прежде всего надо оценить, перекроет ли ожидаемый выигрыш от нововведения эти издержки и затраты или нет».

Во-вторых, 12-летнее среднее образование. Академик А. Рубинов обращает внимание на тот факт, что «исключение молодёжи из продуктивной жизни на один год [12-й год обучения – АМ] обойдётся обществу около 200 миллиардов рублей в год. Кроме того, более 100 миллиардов будет стоить обучение учеников в 12-м классе».

«Увеличение срока обучения в школе с 10 до 12 лет осуществляется за счёт более раннего начала обучения (с 6 лет вместо 7) и более позднего окончания школы (в 18 лет вместо 17). Начало обучения на год раньше, хотя и не всегда оправданно, но, в принципе, серьёзных возражений не вызывает. Всё-таки первый год – чисто подготовительный, и настоящая школа, как и раньше, начинается для детей с 7 лет, т.е. со второго класса. Но вот зачем нужен дополнительный, 12-й, год обучения – это большой вопрос».

А. Рубинов здесь не совсем точен. Почему речь идёт о переходе от 10-летки к 12-летке? Базовое образование, прежде 9-летнее, теперь стало 10-летним, а среднее – 12 летним вместо прежнего 11-летнего. Соответственно, можно говорить об увеличении срока обучения в школе с 9 до 10 или с 11 до 12 лет, но никак не с 10 до 12.

По мнению автора, начало обучения с 6 лет уместно, хотя и не всегда оправдано. Всё верно, но ведь такая практика существует уже давно. Начало обучения с 7 лет являлось рекомендательным. Зачастую родители отправляли детей в школу с 6 лет. Это была настоящая школа, а не подготовительный класс.

«Надо также добавить, – продолжает академик, – что при 12-летке затруднится поступление в вузы для юношей. Если раньше, оканчивая школу в 17 лет, они имели резервный год для поступления в вуз, т.е. могли использовать две попытки, то теперь в случае неудачи первой попытки они сразу пойдут в армию». Сказано верно. Нет, самые способные и подготовленные поступят с первого раза. (Увы, не обязательно самые талантливые, потому что это тест, а не творческое задание.) Можно пробовать поступить и после армии. Это намного сложнее, но реально.

В-третьих, профильное обучение. Здесь А. Рубинов видит только целый ряд минусов. Если школьник затем не собирается поступать в ВУЗ, то зачем ему «профиль»? «Будущую профессию ученику придётся выбирать в 16 лет… Кроме того, на практике учеников будут распределять не по желанию, а по разнарядке, так как учителя школы по всем предметам должны быть загружены. А уж в сельских школах из-за отсутствия высококвалифицированных специалистов вообще будет не «профиль», а профанация. В результате мы отсечём сельских ребят от высшего образования.

Надо также иметь в виду, что введение профильного образования в школе полностью дезорганизует систему централизованного тестирования при поступлении в вузы. Действительно, единая система тестирования позволяет правильно отобрать наиболее способных ребят только при условии, если она накладывается на единую систему школьного обучения».

Наиболее сильным видится последний аргумент. При сохранении централизованного тестирования (а об отмене или ограничении его речи вроде бы не было) не самый способный, а «натасканный» выпускник профильного класса, поступающий «по специальности», получит преимущество. Впрочем, такое «неравенство» существовало и ранее – преимущество имел выпускник класса с углубленным или повышенным уровнем изучения какого-либо предмета. Правда, количество таких классов (а поэтому и число их выпускников) было невелико.

Представляется, что А. Рубинов невольно поднял ещё одну проблему – обязательное тестирование для поступления на практически любую специальность. Всегда ли оно уместно? Кстати, явление «натаскивания» породило именно тестирование, которое требует механического воспроизведения, а не оригинального подхода и творческого мышления.

На наш взгляд, корректнее было бы говорить не об отсутствии, а о недостатке высококвалифицированных педагогов в сельских школах. Не всё ясно с тем, как могут пострадать сельские ребята. Это возможно лишь в случае отмены практиковавшегося до сих пор раздельного конкурса городских и сельских выпускников, а об этом пока вроде бы никто не говорил. Насчёт распределения по разнарядке – увы, верно.

Но категорически нельзя согласиться с тем, что профильное обучение – это в принципе неправильно. Не всё так однозначно. Да, А. Рубинов верно отметил негативные моменты, связанные с его введением. Но не всё так однозначно. В школах давно были классы с углубленным или повышенным уровнем изучения одного или нескольких предметов. Сейчас предлагается сделать эту практику более массовой.

Выводы академика А. Рубинова представляются в основном оправданными. Безусловно, это мнение разделяют не все. Тот, кто принимает решение, не выслушав противоположную сторону, неправ. Даже если решение верное. Поэтому в ближайшее время проект «Alma Mater – образование» планирует проанализировать статьи, написанные оппонентами А. Рубинова, и ознакомиться с альтернативными мнениями.

P.S.: Вы можете разместить эту статью на своём ресурсе! Обязательно ставьте прямую работающую ссылку на наш проект:
Главная страница Alma Mater
Статья «Педагогический зуд реформаторства» и мнение «Аlma Mater – образование»
Читайте все статьи на Карте сайта

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.