Единый государственный экзамен и централизованное тестирование глазами Николая Феськова

10.02.2009 

Единый государственный экзамен и централизованное тестирование глазами Николая ФеськоваРазработкой заданий для централизованного тестирования и проверкой ответов на них в Беларуси занимается РИКЗ – Республиканский институт контроля знаний. Предлагаем вашему вниманию размышления директора института Николая Феськова на тему преимуществ белорусского централизованного тестирования перед российским единым государственным экзаменом.

Не со всеми тезисами Николая Феськова можно согласиться. Это касается не столько преимуществ «нашего» ЦТ перед «их» ЕГЭ – это дело десятое, – сколько принципиальной оценки директором РИКЗа некоторых нюансов белорусской системы тестирования. Этой теме мы планируем уделять внимание и в дальнейшем.

Николай Феськов:

«… Обиженные, к сожалению, были и всегда будут. По-моему, просто невозможно предугадать все проблемные ситуации, которые возникнут в процессе «обкатки» нового порядка приёма. Мы тоже много от чего были вынуждены отказываться, в том числе и от подачи документов сразу в несколько ВУЗов, и от проведения дополнительных экзаменов внутри ВУЗов. Однако мне приятно отметить, что кое в чём мы более дальновидны, чем наши российские коллеги. Так, мы давно перешли при зачислении в ВУЗ на стобалльную рейтинговую систему, которая наиболее эффективна в плане дифференциации уровня подготовки абитуриентов, и, к счастью, забыли о полупроходных баллах. Россиянам долгое время почему-то хватало пятибалльной системы, нам же было тесно даже в рамках 10-балльной. Более того, россияне при проведении ЕГЭ использовали принцип «+ 1 балл к аттестату». Это значит, чтобы получить тройку в школьный аттестат, можно было вообще не приступать к решению экзаменационных задач. Сейчас они от дополнительного балла отказались, но не исключено, что их ждут новые проблемы. Все ли выпускники смогут преодолеть минимальный рубеж, необходимый для получения школьного аттестата? Разве что он будет очень низким...

Я лично абсолютно убеждён, что объединять одновременно итоговую аттестацию за курс средней школы с вступительными экзаменами – большая ошибка. При проведении итоговой аттестации используется нормативно-критериальный подход, нацеленный на выявление учебных достижений учащихся, а при централизованном тестировании – нормативно ориентированный, основанный на статистических методах обработки результатов. Задача абитуриентского тестирования в том, чтобы распределить конкурсантов по уровню подготовки и соотнести их между собой, построить наиболее точный рейтинг претендентов на звание студента. Внутривузовские экзамены в России также будут оцениваться по стобалльной шкале, но если она не унифицируется с контрольно-измерительными материалами ЕГЭ, то абитуриенты, которые поступают в различные ВУЗы, будут находиться в неравных условиях. Вообще мне не совсем понятно, каким образом 100-балльная шкала будет разрабатываться, например, для устного экзамена.

Еще одно важное различие – сертификаты ЦТ действительны в течение одной вступительной кампании, а результаты ЕГЭ – в течение двух лет. В нашей стране также звучали предложения увеличить срок действия сертификатов. Но после сдачи ЦТ каждый его участник получает рейтинговое место в зависимости от состава участников тестирования именно этого года и в зависимости от содержания предложенных экзаменационных материалов. Каждый занимает свою ступеньку, и в следующем году его рейтинговое место может измениться.

Время, которое мы отводим на ЦТ, отличается от продолжительности ЕГЭ по тем же предметам. Протяженность наших экзаменов – меньшая. Но этому есть объяснение: тесты ЕГЭ содержат область С – это задания, которые носят творческий характер, требуют развернутого ответа или сочинения-рассуждения и имеют повышенный уровень сложности. В Беларуси пока не планируется вводить задания области С. Во-первых, это очень дорогое удовольствие, поскольку в данном случае для проверки тестовых работ придётся задействовать педагогов-экспертов, но, что ещё более важно, так называемый «человеческий фактор» обязательно увеличит долю субъективизма при выставлении оценки. Понятно, что бóльшее количество заданий позволяет более точно дифференцировать уровень подготовки абитуриентов. Вместе с тем увеличение времени может при определённых условиях привести к утомлению абитуриентов, что в свою очередь отразится на результатах тестирования. Потому и объём, и структура тестов, и время, отведённое на их выполнение, определяются экспериментальным путём во время пробного и репетиционного тестирования.

Не могу не остановиться ещё на одном обстоятельстве. В России есть много специфических моментов. Взять хотя бы её расстояния и разные часовые пояса. Россияне проигрывают нам, поскольку для территорий, размещённых в разных часовых поясах, они вынуждены использовать разные задания, причём эти задания сообщаются заранее и вскрываются за несколько часов до начала экзамена. В России просто невозможно доставить материалы ЕГЭ непосредственно перед началом экзамена – это не наша территория. В Беларуси доставкой тестовых материалов в пункты проведения тестирования и назад занимается государственная фельдъегерская служба и буквально на всех этапах сохранение конфиденциальности информации гарантировано. К тому же ответы на тестовые задания в учебные учреждения не сообщаются, они находятся в нашем сейфе до того момента, пока все бланки ответов не будут доставлены фельдъегерской службой и не будут отсканированы оператором на компьютер. Одним словом, процедура централизованного тестирования «подстрахована» в Беларуси со всех сторон. Чего я, в свою очередь, желаю и своим сослуживцам в России…»

По материалам газеты «Звязда»

P.S.: Вы можете разместить эту статью на своём ресурсе! Обязательно ставьте прямую работающую ссылку на наш проект:
Главная страница Alma Mater
Статья Единый государственный экзамен и централизованное тестирование глазами Николая Феськова
Читайте все статьи на Карте сайта

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.